муниципальное бюджетное учреждение культуры ангарского городского округа

Алексеев В. А. Стихотворения

Ангарск
 
Это – город моей судьбы.
Здесь в потёртой солдатской ушанке
Я берёзы рубил на столбы
И копал, как под Ельней, землянки.
Жёг костры в опустевшем бору,
Слушал голос вечерней кукушки,
Пил студёную Ангару
Из простой алюминиевой кружки.
Строил я и дворцы, и цеха,
Без работы ни дня не слонялся.
Над премудростями стиха
Иногда до рассвета склонялся.
Под окном щебетал мне снегирь,
И снежинки кружились роем.
Я не думал тогда, что Сибирь
Станет родиной мне второю.
 
 
Песня об Ангарске
 
Пролетает вечер над тайгою,
Всходит месяц, волны серебря,
Над широкою поймою Китоя
Вспыхивает песня, как заря:
Город мой! То ласковый,
                                  то строгий,
Скрытый тенью сосен вековых,
О тебе скучаю я в дороге...
И, живя на юге, у родных,
Обрывая грозди винограда,
На далеком синем берегу
В песнях волн и горных водопадов
О тебе забыть я не могу!
Осени твои люблю и вёсны,
Трудовую смену лет и зим,
Снятся мне задумчивые сосны
За окном распахнутым моим.
Я не в силах жить с тобой
                                  в разлуке,
Видишь, над твоею головой
Краны мне протягивают руки
И зовут, зовут меня домой.
Где, сверкая россыпью алмазной,
К Енисею рвётся Ангара,
По крутым дорогам мчатся «МАЗы»
И в лесу рокочут трактора.
Там, где лишь недавно выли волки
И кричали совы по ночам,
Освещая хвойные иголки,
Лампочки сверкают Ильича.
Ночь простерла крылья над тайгою,
Тонет месяц, волны серебря,
Над уснувшей поймою Китоя
Догорает песня, как заря.
 
 
Московская улица
 
Солнце сбросило медную каску,
И при свете вечерней зари
В остывающем небе Ангарска
Подались на ночлег сизари.
Век минувший приходит на ум
Под звенящей листвой тополиной.
Весь во власти назойливых дум,
Я иду этой улицей длинной.
Слышу звоны кандальные, стоны...
А повсюду бушует весна...
Будто вновь декабристские жены
Ночь в избушке проводят без сна.
Предо мной запылённою лентой
Возникает средь выжженных трав
В горьких песнях народом воспетый,
В звон железа закованный тракт.
Здесь, где толпы досужих туристов,
Сбившись в круг, как на сходке, галдят,
Измождённо глаза декабристов
Из гранитного камня глядят.
Как обычай возник, неизвестно,
Но, чтоб сбылись дела и мечты,
Перед свадьбой жених и невеста
Декабристам приносят цветы.
Значит, стоило, жизнь свою скомкав,
Не жалеть золотых эполет,
Чтоб оставить в сердцах у потомков
Нестираемый временем след.
 
 
Из дальних странствий
ворочусь домой
 
Н. Бармановой
 
Из дальних странствий ворочусь домой,
Увижу шпиль знакомый на рассвете,
И станет невеликий город мой
Родней любого города на свете.
Припомню, как осенний дождик лил,
Швырял декабрь в лицо мне клочья снега...
Я землю рыл, с друзьями лес валил
И крыши поднимал почти до неба.
Крута была сибирская зима,
Любая пядь в тайге давалась с боем...
Но выросли деревья и дома,
И новый мост поднялся над Китоем.
Среди уютных улиц, площадей
Я чувствую давно себя как дома,
И я люблю бродить среди людей,
Где каждый встречный — друг или знакомый.
Вон едут в загс невеста и жених,
Идут гуськом через дорогу дети...
О город мой, ты будешь и для них
Родней любого города на свете!
 
 
Переосмысленнная жизнь
 
Переосмысливая жизнь,
которую прожил негладко,
          я говорю себе:
                    Держись!
Но это больше для порядка.
Поскольку знаю, что земля,
стремясь у крайних точек сжаться,
летит, пылая и пыля,
          и мне на ней
                    не удержаться.
Однажды я с неё сорвусь,
но и на суд явившись божий,
на самого себя похожий,
я от себя не отрекусь.
Пусть растворюсь в воде,
          в пыли,
но в час весеннего разгула,
я выплеснусь из-под земли
разбойным пламенем
          багула.
Город Солнца
 
Город, ставший моей судьбой!
Я видал города иные,
И небесные, и земные,
А навеки сроднился с тобой.
Город мой, приобщаясь
                                      к судьбе
Операторов и лесорубов,
Мы дарили заводы тебе,
Детсады, стадионы и клубы.
Орден твой я ношу на груди,
И тому, знать, душа моя рада,
Что у нас ещё всё впереди,
В том числе и вторая награда.
К коммунизму торопишься ты,
Рвешься в завтра упрямо
                                      и смело.
И достиг такой высоты,
О которой мечтал Кампанелла.
Свет идеи его не погас,
Все сильнее планеты вращенье,
Ты далекой мечты воплощенье.
Город Солнца и Счастья
                                      Ангарск!
 
 
Слово о новом городе
 
Что мне сказать о новом городе,
Перед которым я в долгу?
Величья древнего и гордого
Я отыскать в нём не могу.
Еще дома стоят в нём россыпью,
Звенят под окнами ключи.
Ещё в нём улицу от просеки
Не всюду можно отличить.
...А славят города великие,
В седой одетые гранит.
И, как музейные реликвии,
Их время бережно хранит.
В глазурью вышитых рубашках,
Червлённых золотом луча,
Многоступенчатые башни
Там держат небо на плечах.
Ну что ж, и пусть!
Быть юным плохо ли
И стоит ли жалеть о том,
Что здесь не древнею эпохою,
А нами сделан каждый дом!
Что за кремнистым косогором,
С зимы обжитым детворой,
Не Новгород, а новый город
Зажёг огни над Ангарой.
 
В закатный час и спозаранок
Он тонет в утренних лучах.
Не башни башенные краны
Здесь держат небо на плечах!
 
 
Слава строителям!
 
Слава тем,
Кто в жестокий мороз и пургу
Мёрз на шатких подмостьях не раз.
Слава им,
Покорившим навеки тайгу
И построившим город Ангарск!
Не они ли
Горячим дыханьем своим
Согревали промёрзший бетон
И ломами писали о городе гимн,
Забывая про отдых и сон?
Не они ли
Вздымали цехов корпуса
В непробудных ангарских лесах?
Не они ли, как в сказке, творят чудеса
И сегодня на наших глазах?
И за то,
Что ты в теплой квартире живешь,
Ты им нынче спасибо скажи...
Солнце жарко палит,
Моросит хмурый дождь,
Но все выше растут этажи.
Год за годом
Проходит в упорном труде,
Хорошеет Ангарск с каждым днём.
Мы гордимся в Москве,
В Петербурге везде,
Что мы в городе этом живём.
Слава тем, кто в жестокий мороз и пургу
Мёрз на шатких подмостьях не раз.
Слава людям, навек покорившим тайгу
И построившим город Ангарск!
 
 
22 июня 1941 года
 
Сулил воскресный вечер танцы,
смолил смычки концертный зал,
но шли в колоннах новобранцы
не на концерт, а на вокзал.
Шли с полной выкладкой, сутулясь,
суровые не по годам,
сквозь строй знакомых с детства улиц,
к разгорячённым поездам.
Уже не мальчики солдаты,
герои будущих побед!
Они ни в чём не виноваты,
но им пришлось держать ответ
за то, что Сталин промахнулся
и в отчий дом пришла беда...
Состав ушёл и не вернулся
и не вернётся никогда.
 
 
Бюст Пушкина
на письменном столе
 
Бюст Пушкина на письменном столе
мне говорит о боли незабытой,
о том, как шли по огненной земле,
снарядами и бомбами изрытой.
Вокруг дымился выжженный пустырь...
Враг, отходя с тяжёлыми боями,
разрушил Святогорский монастырь,
сжёг барский дом и домик бедной няни.
За ним, средь окровавленных цветов,
под старой елью, пламенем обвитой,
лежал мальчишка, немцами убитый,
сжимая томик пушкинских стихов.
Увидеть бы грядущего юнца,
склоненного и над моей судьбою.
Прочтёт ли он всю книгу до конца,
возьмёт ли в трудный час её с собою?

 

Алексеев Валерий Анатольевич. Биография

Авторские издания Валерия Алексеева

Публикации Валерия Алексеева в коллективных сборниках

Публикации Валерия Алексеева в периодической печати

Литература о жизни и творчестве Валерия Алексеева

Почетные граждане города Ангарска. Алексеев Валерий Анатольевич

Библиотека №1 им. В. Алексеева

Собрание книг из личной библиотеки Валерия Алексеева

Ангарск литературный